На главную
От издателя
Peter Backus

В Чайном Клубе событие! Нас снова цитируют! И это дает основание считать, несмотря на трудные времена, что у нас еще все спереди!

Преподаватель кафедры бизнес-аналитики Национального исследовательского университета Армен Левонович Бекларян, молодой ученый-экономист из Университета Уорвика (в настоящее время живет в Барселоне и работает в Институте экономики местного Университета), занимающийся экономикой общественного сектора, изучающий инвестиционную и благотворительную деятельность, эмпирическую эконометрику и поведенческую экономику некоммерческих организаций, написал чисто паранаучную статью в духе ТЧК о применении известного астрономического уравнения Дрейка в поиске подруги.
Мы впервые публикуем статью на английском языке, а аннотацию - на русском. Редакция готова опубликовать профессиональный перевод этой статьи.

УДК 524.3-126:314.54

Аннотация
Peter Backus. WHY I DON’T HAVE A GIRLFRIEND:

An application of the Drake Equation to love in the UK.

The Drake equation is used to estimate the number of highly evolved civilizations that might exist in our galaxy. The equation was developed in 1961 by Dr. Frank Drake at the National Radio Astronomy Observatory in Green Bank, West Virginia.

The equation is generally specified as:

G = R × fp × ne × fl × fi × fc × L

where,


G = The number of civilizations capable of interstellar communication;
R = The rate of formation of stars capable of supporting life (stars like our Sun);
ne = The average number of planets similar to Earth per planetary system;
fl = The fraction of the Earth-like planets supporting life of any kind;
fi = The fraction of life-supporting planets where intelligent life develops;
fc = The fraction of planets with intelligent life that are capable of interstellar communication (those which have electromagnetic technology like radio or TV);
L = The length of time such communicating civilization survive.

Using this equation Prof. Drake estimated that 10,000 communicative civilizations probabilistically exist in the Milky Way alone. Astronomers estimate that there are between 200 and 400 billion stars in the Milky Way. Let’s call it 300 billion. This makes the probability of a star chosen at random supporting life capable of interstellar communication 3.333e–08 or 0.000003%.

Another way to think about this is that this is probability of the conditions necessary for us to communicate with an alien civilization being satisfied. These seem like slim odds the best, but the probability is positive (There is a chance!) and this approach is widely accepted by astronomers (This isn’t science fiction!). The idea that there could be 10,000 civilisations that we are capable of communicating with is very exciting indeed.

While extraterrestrial civilizations maybe rare, there is something that is seemingly rarer still: A girlfriend. For me. What might the approach employed in the estimation of the number of alien civilizations tell us about the number of potential girlfriends for me? A somewhat less scientific question, I admit, but one of substantial personal importance.

The parameters are re-defined as follows with the values in parentheses:

G = The number of potential girlfriends.

One can easily substitude boyfriends in here but as I am mostly a heterosexual male I will focus on the search for a girlfriends.

R = The rate of formation of people in the UK (i.e. population growth).

This is about 150,000 people per year over last 60 years.

fW = The fraction of people in the UK who are women.

See the above clarification (0.51).

fL = The fraction of women in the UK who live in London.

I would like my girlfriend to be nearby so that we can see each other. This makes it easier to get to know each other, avoids the difficulties of a long distance relationship and saves me train fare (0.13).

fA = The fraction of the women in London who are age-appropriate.

I am nearly 31 years old (Thank you, I know I don’t look it). I would like my girlfriend to be near my own age. I don’t want to feel older than I am by not being able to keep up with a spritely 20 year old, or because I haven’t read Twilight and I don’t know who the Jonas Brothers are. Nor do I want to fall prey to a voracious cougar or to be regaled with stories of the war. Lets say I am looking for a women between 24 and 34 years of age (0.20).

fU = The fraction of age-appropriate women in London with a university education.

I amn’t trying to be an elitist or anything, but I would like my girlfriend to have a university education. I think we would have more in common and I would like someone I could discuss my work with sometimes. I know that there are many intelligent people who don’t go to university, so don’t get all righteously indignant. Everyone has preferences. How many women out there have dated men shorter than themselves? I rest my case (0.26).

fB = The fraction of university educated, age-appropriate women in London who I find physically attractive.

Physical attractiveness is important. It’s often the first thing people notice about each other and it makes sex easier. No that my potential girlfriend need be considered attractive by anyone else, but it’s important that I find her attractive. This is tough parameter to estimate. Let’s be generous and say I find 1 in 20, or 5% of age-appropriate women in London with a university education phisically attractive (0.05).

L = The length of time in years that I have been alive thus making an encounter with a potential girlfriend possible.

Good lord, I am old (31).

We can simplify the above specification by recognizing that the number of people who have ever lived in the UK is related to the population growth rate by

number of people who have ever lived in the UK is related to the population growth

where T is the age of the UK. If we assume that R is constant over the period T than N = R × T. While this simplification is often used for the Drake Equation’s intended purpose, it isn’t a good assumption when adapting the equation for our purposes here. Instead we use N’, the population of the UK of 2007, where N’ = 60,975,000.

With this simplification we can re-specify the Drake Equation as:

G = N’ × fW × fL × fA × fU × fB

If we plug in the above values we get:

G = 60,975,000 × 0.51 × 0.13 × 0.20 × 0.26 × 0.05 = 10,510.

So, what this means is that there are 10,510 people in the UK that satisfy these most basic criteria for being my girlfriend. That is 0.017% of the UK and 0.14% of Londoners, which doesn’t seem so bad. On a given night in London, there is greater than 1 in 1000 chance that I will meet an attractive woman between the ages of 24 and 34 with a university degree. Of course this doesn’t take into account the fraction of these women that will find me attractive (depressingly low), the fraction of these women who will be single (falling with age) and, perhaps most importantly, the fraction of these women who I will get along with. Including such factors would greatly reduce the above figure of 10,510. A rough estimate puts the number of potential girlfriends accounting for these three additional criteria (1 in 20 of the women find me attractive, half are single and I get along with 1 in 10) at 26. That’s correct. There are 26 women in the UK with whom I might have a wonderful relationship. So, on a given night out in London there is a 0.00034% chance of meeting one of these special people, about 100 times better than finding an alien civilization we can communicate with. That’s a 1 in 285,000 chance. Not great.

Make of this what you will. It might cheer you up, it might depress you. I guess it depends on what you thought your chances where before reading this.

I would like to thank Ian L. Johnson and an anonymous volunteer referee for comments and suggestions concerning this paper. Others have applied the Drake equation in the same way. See: ‘Singles in SF’, ‘This American Life’, Raymond Francis’s paper and ‘The Big Bang Theory’. Links to all of these are available on my website.К началу

Приглашение к обсуждению прочитанного

Девушки = Зло

Доказательство.

Девушки требуют времени и денег: Девушки = Время × Деньги. Известно, что Время = Деньги. Получаем: Девушки = (Деньги)2. Так как Деньги – это корень Зла, то Деньги = и, таким образом, Девушки = = зло.

А.Г. Ваганов. Наука - баба веселая.
Как конвертировать исследовательскую активность населения в цифры дохода на каждую нашу душу.

Выдающемуся отечественному генетику Николаю Тимофееву-Ресовскому приписывают такую фразу: «Наука – баба веселая… К науке нельзя относиться со звериной серьезностью». К науке, может быть, и нельзя, но вот к пропаганде – или, как сегодня принято говорить, к раскрутке науки – относиться можно и должно именно со звериной серьезностью. И никак иначе.

Есть, правда, еще один вариант этого апокрифа, не менее сильный: «Наука – баба веселая и паучьей суеты не терпит».

Как бы там ни было, и тот и другой варианты вспомнились мне в минувшие выходные во время посещения некоторых мероприятий Фестиваля науки в Москве. Между прочим, это уже шестой по счету фестиваль, и, между прочим, проходил он с пятницы по воскресенье не только в Москве, но еще в 30 регионах начиная с Владивостока. В Москве же самые крупные фестивальные площадки – огромный павильон № 2 в «Экспоцентре», Фундаментальная библиотека МГУ имени М.В.Ломоносова и Первый учебный корпус МГУ на новой территории, Политехнический музей, МГТУ имени Баумана… Несколько десятков площадок.

Было занятно, весело, и без «паучьей суеты» тоже не обошлось. А куда денешься! В прошлом году на фестивале побывали более 250 тыс. человек. Итоги нынешнего еще не подведены, но, по моим собственным ощущениям, – серьезно более будет, в разы. Опять же можно припомнить слова еще одного классика, самого известного в мире лепидоптеролога (то есть специалиста по чешуекрылым насекомым, бабочкам – по-простому) Владимира Набокова: «Чистая наука» только томит или смешит интеллигентного обывателя…» И той, и другой опасности организаторам фестиваля удалось счастливо избежать. Интеллигентный обыватель вполне оценил их усилия.

Здесь было все. Научно-популярные эксперименты и шоу, театрализованные постановки (Русский инженерный театр АХЕ), научные экскурсии, интеллектуальные игры, астрономические наблюдения, лекции ведущих ученых (две только, для примера: академик Юрий Оганесян, «Остров стабильности сверхтяжелых элементов»; член-корреспондент РАН и РАМН Константин Анохин, «Память человека: CD или CD-RW?») и проч. и проч.

Пожалуй, самое стойкое воспоминание, если посмотреть в этой короткой ретроспективе, – аномально высокое, я бы сказал, присутствие на фестивале детей дошкольного, младше- и среднешкольного возраста. Попадались энтузиасты и с грудничками в колясках. Это очень символично выглядело в фундаментальном фойе Фундаментальной библиотеки МГУ. Спрашивается: зачем это им нужно? Зачем это нужно науке? Зачем это нужно – извините за пафос – государству? У меня на этот счет вот какая есть гипотеза.

В середине 80-х годов прошлого века каждая 20-я книга, издававшаяся в Советском Союзе, проходила по жанру научно-популярных. Тираж журнала «Наука и жизнь» превышал 3 млн. экземпляров. Мало того, даже узбекский клон этого ежемесячника – «Фан ва турмаш» – выходил тиражом в 500 тыс. экземпляров! Очевидно, что никто не рассчитывал, что население солнечного Узбекистана, все поголовно или через одного, станет учеными. Роль научпопа в СССР – это роль гумуса, навоза для почвы, на которой возводилось здание советской промышленности. Промышленности в широком смысле слова – и сельское хозяйство как промышленность, и гуманитарные науки как промышленность по производству смыслов. Ну и плюс к этому определенная просветительская нагрузка.

Страна требовала хлеба, стали и научно-популярной литературы. «Дайте книгу строителю!», «Паровозники без книг», «Нужны новые книги о красителях», «Дайте фрезеровщикам хороший учеб-ник», «Нет книг для работников метро», «Книги для стахановцев – выпускать по-стахановски», «Расскажите о технических победах», «Нужен советский справочник по бетону»… Статьями с такого рода заголовками были переполнены журналы 1930-х годов. Кстати, по некоторым оценкам, в 1936 г. в Советском Союзе выходило около 500 технических журналов.

Технически грамотные исполнители грандиозных планов индустриализации страны – не просто «армия бойцов за чугун, сталь, прокат»: они должны быть заинтригованы, очарованы будущим. Так мыс-лилась в идеале миссия технической пропаганды и научно-популярной литературы как одного из главных инструментов реализации этой миссии.

Сейчас научпоп (научпоп в широком смысле слова, не только литература, но и мероприятия типа Фестиваля науки в том числе) – это часть развлекательного бизнеса. И у нас в стране, и за рубежом. Но у нас в более откровенной и, я бы сказал, нарочито бессмысленной форме – потому как никто не собирается, кажется, развивать отечественную промышленность. Научпоп у нас сейчас утратил одну из своих функций – функцию гумуса. А образовательная функция научпопа всегда была не очень очевидна. (Есть только одно мировое исключение – жанр «занимательная наука», созданный Яковом Исидоровичем Перельманом.)

Так что на долю современного научпопа в России остается только одно – развлечение. Грубо говоря, сейчас можно всю жизнь курить бамбук и не заботиться о своем существовании, с голоду все равно не помрешь. Но, может быть, узнаешь, если тебе где-то попадется под руку яркий журнальчик с картинками, что человек уже побывал на Луне…

Мне кажется, одна из последних целевых ниш для научпопа – дошкольники и дети младшего школьного возраста. Именно там еще можно заложить в мозги маленькому человеку простую идею: окружающий его мир настолько загадочен и интересен, что различные гарри поттеры просто отдыхают. Фестиваль науки в Москве блестяще, по-моему, подтвердил это.

Другое дело, глупо было бы надеяться, что даже такой замечательный фестиваль вкупе со всеми другими пропагандистскими спецоперациями в области научпопа (пропагандистскими – без всякой негативной коннотации) может поднять уровень естественнонаучных и точных знаний у населения страны. Получение знаний – это все-таки РАБОТА.

Научпоп нужен для другого – поддерживать в обществе необходимый уровень исследовательского любопытства. В полном соответствии с заветом Тацита: «Все неизвестное представляется величественным» (внимательный читатель наверняка заметил, что это – девиз «НГ-науки» с момента ее основания). А вот задача государства – конвертировать этот потенциал исследовательской тревожности населения, если угодно, в цифры дохода на каждую нашу душу.

Будет развиваться отечественная промышленность, а вслед за ней и наука – будет развиваться и процветать отечественный научпоп. В противном случае ему, научпопу, останется только функция более или менее талантливого пересказчика и интерпретатора западных иллюстрированных научно-популярных журналов. И это не будет зависеть от уровня грандиозности любых фестивалей науки.