На главную
От редакции

Все возвращается на круги своя! Раньше, когда не было Интернета, всё новое интеллектуалы черпали из Науки и жизни и с 16-й страницы Литературной газеты. В начале XXI века возвращаемся к науке и жизни? :-). Но кто такой Кифа Васильевич, архивный материал которого представил kirass Ronaho? Не сын ли Василия Семи-Булатова, отставного урядника из дворян, чье письмо к ученому соседу доктору Фридриху обнародовал в свое время А. Чехов? Круг его интересов безграничен - физика микромира и теория относительности, генная инженерия и поиски внеземных цивилизаций…

Вероятно, мы продолжим публикацию его архивных материалов, выделив для этого новый раздел ТЧК.

Удивительно, но предлагаемая вниманию статья, была опубликована в том же году, что и "Теория теорий" Б.Н. Волгина, но осталась незамеченной редакцией при подготовке к выходу в свет I тома ТЧК.

УДК 521.91

Аннотация
kirass Ronaho. А ВСЕ-ТАКИ ОНА ВОГНУТАЯ

Из архива Кифы Васильевича

В числе многих персонажей поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души» есть и сравнительно малоизвестное, но тем не менее весьма примечательное лицо - Кифа Мокиевич, отец семейства, «человек нрава кроткого, проводивший жизнь халатным образом».

Существование Кифы Мокиевича было занято следующим, как он выражался, философическим вопросом:

Вот, например, зверь, - говорил он, ходя по комнате, - зверь родится нагишом. Почему не так, как птица! Почему не вылупливается из яйца! Как, право, того: совсем не поймешь натуры, как побольше в нее углубишься!.. Ну, а если бы слон родился в яйце, ведь скорлупа, чай, сильно бы толста была, пушкой не прошибешь, нужно какое-нибудь новое огнестрельное орудие выдумать.

Философические вопросы терзали, «как гвоздик в спине», и Василия Семи-Булатова, отставного урядника из дворян, чье письмо к ученому соседу доктору Фридриху обнародовал в свое время А.П. Чехов.

Хотя я невежда и старосветский помещик, а все же таки негодник старый занимаюсь наукой и открытиями, которые собственными руками произвожу. Я много произвел открытий своим собственным умом, таких открытий, каких еще ни один реформатор не изобретал...

Это ему принадлежит такое, например, утверждение:

День зимою оттого короткий, что подобно всем прочим предметам видимым и невидимым от холода сжимается, а ночь от возжения светильников и фонарей расширяется, ибо согревается.

Эти достопочтенные лица вспомнились нам, когда волей случая мы получили доступ к архивам одного из наших читателей, которого в какой-то степени можно считать духовным наследником персонажей Гоголя и Чехова. Назовем его Кифа Васильевич, дав ему имя по предку, описанному Гоголем, а отчество позаимствовав от чеховского героя.

Кифа Васильевич занимается наукой исключительно в порядке увлечения - так же, как другие занимаются садовым участком и вязанием, раскладыванием пасьянсов и складыванием флексагонов. Круг его интересов безграничен - физика микромира и теория относительности, генная инженерия и поиски внеземных цивилизаций... Полет его фантазии удивительно широк, аналогии порою весьма смелы, а выводы ошеломляющи.

Нам кажется, что рассуждения Кифы Васильевича Moryт представить интерес для наших читателей. В качестве первой публикации предлагаем его трактат о строении мира.

Последние годы наука о природе все более впадает в крайности. С одной стороны, она устремляет свой взор в бездонные просторы Вселенной, с другой - вперяет его в не менее неисчерпаемые глубины микромира.

При этом само собой разумеется, что где-то посередине, в мире житейских масштабов, все установлено давно и навсегда. Какой безумец рискнет ныне опровергать представление о шарообразности и выпуклости Земли или о гелиоцентрическом строении Солнечной системы?

И все-таки я утверждаю: человечество ошибается! Вселенная устроена совсем не так, как нас учат в школе, как об этом написано в учебниках и энциклопедиях. В этой мысли я утвердился после долгих бессонных ночей, проведенных у телескопа, над чертежами и выкладками.

Вот мои постулаты. Их тоже три (как у Эйнштейна).

1. Да, Земля действительно есть сфера с радиусом около 6400 км, но сфера полая, и мы живем не на внешней, а на внутренней ее поверхности. Все многообразие объектов и явлений природы, весь видимый мир заключен внутри этой сферы.

2. Земля неподвижна.

3. Лучи света распространяются по окружностям, проходящим через центр мира, скорость же света замедляется по мере приближения к центру мира.

Каждая теория должна опираться на строгие доказательства. С чего обычно начинают убеждать школьника в том, что Земля выпукла? С общеизвестной истории с кораблем, отправляющимся в плавание. Вот корабль достиг горизонта и начинает медленно скрываться за ним. Вот провожающие видят с берега лишь палубу и мачты, вот одни только мачты, вот из-за горизонта виднеется лишь вымпел - и наконец корабль исчезает из виду.

Все верно в этой картине. Но разве для объяснения этого факта так уж необходимо предположение о выпуклости Земли?

1. Предположение о непрямолинейном распространении света делает объяснимым исчезновение корабля за горизонтом в мире Кифы Васильевича. 2. То же самое предположение позволяет объяснить, почему в этом гипотетическом мире лучи Солнца в течение дня меняют свой наклон к земной поверхности. 3. Так во «внутреннем мире» происходят лунные затмения. 4. Так во «внутреннем мире» возникает иллюзия звездного купола. 5. Так в результате инверсии относительно земной поверхности околоземной мир переходит внутрь земной сферы. 6. Схема эксперимента, который позволил бы Ки- фе Васильевичу доказать, что лучи света распространяются не прямолинейно. 7. Схема, поясняющая отсутствие тяготения во «внутреннем мире».

Обратимся к моей системе мира (см. рисунок). Дуга окружности, отмеченная цифрой 1, это - путь светового луча, который приходит к наблюдателю. Заштрихованная область, в которую уходит корабль, наблюдению недоступна. Последовательные положения корабля позволяют легко проследить процесс его исчезновения за горизонтом.

Ну да Бог с ним, с кораблем. Займемся более фундаментальными проблемами.

День и ночь. Их принято объяснять вращением Земли вокруг своей оси. Но такое объяснение отнюдь не единственно возможное. В моей системе смена дня и ночи происходит в результате движения Солнца вокруг центра мира по сложной спиральной траектории (см. рисунок). Каждому витку спирали соответствует определенное время года.

Солнце в моей системе не гигантский раскаленный шар, каким мы считаем его по традиции. Я скорее уподоблю его узконаправленному прожектору, лучи которого расходятся в виде своеобразного криволинейно расширяющегося веера. Легко заметить, что при этом за Солнцем в направлении центра мира должен пролегать шлейф мрака и темноты. Когда Луна в своем блуждании по орбите заходит в эту мрачную зону, на Земле случается лунное затмение (см. рисунок, участок 3). Когда же она входит в область света и загораживает собою часть солнечных лучей, идущих к земной поверхности, случается затмение солнечное.

В центре мира располагается сгусток материи, обретший форму эластичного шара. Поверхность его. усеяна светлыми точками - звездами. Центр мира есть средоточие не только материи, но и энергии. Она излучается непрерывными потоками, достигающими Земли в виде звездного света и космического излучения. Астероиды и планеты суть также порождения центра мира:в некоторые критические фазы развития они исторгаются оттуда и медленно удаляются по раскручивающимся спиральным траекториям - на радость астрономам, которые открывают их по мере поступления.

Я уже замечал, что все, кто сталкивается с моей теорией впервые, поначалу недоумевают: как все многообразие явлений природы, весь безграничный космос может умещаться внутри столь небольшой сферы? Как огромный небосвод, усеянный мириадами звезд и обнимающий Землю со всех сторон, может быть представлен малым сгустком материи со светящимися точками на нем? Они забывают, что это не просто сгусток, а центр мира, который есть средоточие. Инерция мышления не позволяет им осмыслить мою стройную картину мира с позиции трех постулатов. А между тем здесь все просто (см. рисунок, участок 4). Лучи света приходят к наблюдателю от нижней части шаровидного центрального сгустка материи по круговым траекториям, причем под всеми углами к земной поверхности - от нуля до девяноста градусов. Потому-то наблюдателю и кажется, что искрящийся звездами небесный свод нависает над ним подобно куполу.

Новое всегда озадачивает. Как сказано кем-то из великих, каждая новая теория должна быть немножко сумасшедшей. Но мне-то лично кажется сумасшедшей старая система мира, где расстояния до небесных тел измеряются так называемыми астрономическими числами: до Луны - 384 400 километров, до Солнца - 149500000 километров, до ближайшей звезды - 40000000000000 километров! Ошибись наборщик и добавь к подобному числу пару - другую нулей - вряд ли кто заметит ошибку, почует неточность. Здравый смысл не в состоянии воспринимать такие вещи. Происходит чудовищная инфляция нулей!

А что у меня? Ни одно из расстояний не превышает 12 тысяч километров. Непосвященным и это может показаться странным.

Ведь, например, вышеуказанное расстояние до Луны «убедительно» подтверждают данные радиолокации.

Но что измеряет радиолокация? Разве расстояние? Нет. Она замеряет время, за которое совершает свой путь до Луны и обратно радиосигнал. Вот все, что может дать на этот счет эксперимент. А дальше - вычисления на базе старой системы мира. Время множится на «скорость света», с которой якобы распространяется сигнал, на так называемую «мировую постоянную» с, приблизительно равную тремстам тысячам километров в секунду. И пожалуйста! - вот вам и астрономическая величина. Но беда (беда старой теории!) в том, что этой постоянной скорости с нет и быть не может. Скорость света замедляется по мере приближения к центру мира (см. мой третий постулат!). И здесь результат умножения времени на среднюю скорость света не может превысить 12 тысяч километров. А скорость света в каждой точке пространства есть предел для скорости распространения любого сигнала,- «его же не пе- рейдеши» (это еще до меня справедливо отметил другой гениальный мыслитель нашего времени - Альберт Эйнштейн).

А посему полеты к звездам по сей день остаются проблемой, ибо времена, за которые можно достичь звезд, и в моей системе мира очень и очень велики. Впрочем, кто знает, может быть, найдется способ пронзать пространство по иным траекториям? Цель заманчива: поистине до самой далекой планеты не так уж и далеко! Не дальше, чем от Москвы до Владивостока. Но близок локоть, да не укусишь. Конечно, и в моей теории есть белые пятна - богатое поле для исследований и новых чудесных открытий. Ну, например, как выглядит наша Земля снаружи? И что ее окружает? Лично я после долгих раздумий пришел к следующему выводу. Подобно Луне и планетам, Земля снаружи пустынна и покрыта кратерами. Более того, она, в свою очередь, является планетой в каком-то более крупном, объемлющем ее и тоже замкнутом мире. Рассуждая по аналогии, неизбежно прихожу к выводу, что жизнь на Луне и других планетах есть, но не снаружи, а внутри. И это радостно.

Как тут не переосмыслить известное сочинение знаменитого Свифта о путешествиях Гулливера! Выйди Гулливер на внешнюю поверхность Земли, он оказался бы карликом в том мире. А проникни он внутрь Луны или другой планеты, его сочли бы там великаном. Вот вам и Гулливер, и лилипуты и гиганты-бробдингнеги!

Всякое новое знание несет пользу цивилизации, и моя теория тоже. Глубинное бурение должно быть повсеместно запрещено. Ибо мы не знаем толщины земной оболочки и рискуем пробурить ее и выпустить всю благодатную атмосферу в иной мир.

И еще несколько слов в заключение.

В свое время существовала планетарная модель атома. Однако она оказалась несостоятельной. Уверен, что такая же участь ждет планетарную модель Солнечной системы и включающую ее в себя модель Вселенной. Пусть и моя теория не останется в веках, пусть и она в свое время заменится более совершенной. Но на данном этаж развития науки именно в ней содержите) истина. Земля древних была плоской. Потом ученые загнули края диска, превратили его в сферу, предоставив всему живому ее выпуклую поверхность. Я полагаю, что они загнули не туда.

Приглашение к обсуждению прочитанного

Где же мы живем - на Земле или внутри Земли?

Архивную рукопись Кифы Васильевича подготовили доктор физико-математических наук Ю. Попов и кандидат физико-математических наук  Ю.Пухначев. Они же комментируют изложенную в рукописи теорию.

Размышления Кифы Васильевича о том, что мы живем где-то внутри, поначалу ошеломляют, не правда ли? Но если вдуматься: в чем же не прав автор странной теории? Где он грешит против истины, против очевидных фактов? Попробуйте, читатель, доказательно опровергнуть его умозаключения - и вы убедитесь, что сделать это не так уж просто! Дело в том, что картина мира, которую рисует Кифа Васильевич, при всей ее кажущейся нелепости может быть подкреплена строгими соотношениями, связанными с геометрическим преобразованием, называемым инверсией.

На рисунке и в подписи к нему дано строгое определение этой математической операции. Выражаясь же описательно, ее можно уподобить отражению в кривом зеркале. Роль зеркала при этом исполняет некоторая сфера; каждая точка вне сферы в результате «отражения» попадает внутрь нее.

Если в качестве такой сферы взять земную поверхность, то Вселенная словно вывернется наизнанку: все окружающее Землю пространство очутится внутри шарика, из необъятных далей космоса в окрестность центра земной сферы соберутся в небольшой сгусток планеты, звезды, галактики...

Из wikipedia.org

Антон Павлович Чехов (1860 - 1904), русский писатель, общепризнааный классик мировой литературы.

К тексту Закононедержание: ЕФРСФДЮЛ

Вселенная, не имеющее строгого определения понятие в астрономии и философии.

К тексту Великие научные курьезы Наука все больше убеждается в существовании Бога Число Грэма на пальцах Истории с наукой О тупости и хамстве мужских и женских Закон сохранения энергии... Научная балда Из очерка "Наука людей" 10 самых актуальных слов мировой науки Краткий курс по Вселенной... Гравитационные волны для чайников 10 доказательств... Мальчишки и девчонки, а также их родители!.. Кризис в нейронауках... Как шутят ученые

Генная инженерия, совокупность приёмов, методов и технологий получения рекомбинантных РНК и ДНК, выделения генов из организма (клеток), осуществления манипуляций с генами, введения их в другие организмы и выращивания искусственных организмов после удаления выбранных генов из ДНК.

К тексту Как не стать ВИЧ-диссидентом... Благая весть науки о Покемонах

Любопытные превращения претерпят при этом лучи света. Дело в том, что инверсия преобразует прямые в окружности. И коль скоро световые лучи представляются нам прямолинейными, то в результате инверсии они, чтобы уложиться внутрь земной сферы, свернутся в кольца, приобретут вид окружностей, проходящих через центр этой сферы (см. рисунок). Используя математические формулы, на которых мы не останавливаемся, можно убедиться, что скорость распространения света, бывшая постоянной вне сферы, внутри нее должна убывать по мере приближения к центру сферы обратно пропорционально квадрату расстояния до него.

Вглядитесь внимательнее в картину, которая предстает благодаря описанному преобразованию: перед вами вырисовываются черты странного мира, созданного воображением Кифы Васильевича.

Впрочем, несмотря на разительную странность этого мира, все в нем, на взгляд его обитателей, будет выглядеть точно так же, какой предстает перед нами окружающая нас реальность. В самом деле, размеры и форму, расстановку и взаимное расположение рассматриваемых нами предметов мы оцениваем по углам, под которыми в зрачки наших глаз приходят лучи света от этих предметов. А инверсия сохраняет углы, под которыми пересекаются линии, - в том числе и траектории световых лучей. Стало быть, переместившись благодаря инверсии из привычного для нас мира в мир Кифы Васильевича, мы видели бы все предметы под точно теми же углами, под которыми видели их прежде. Мы не заметили бы никакой зримой разницы между прежним и преобразованным миром, а значит, не смогли бы определить на тлазок, на основе лишь зрительных впечатлений, где мы живем - на Земле или внутри Земли.

Получается, что теория Кифы Васильевича ничем не противоречит очевидным, видным невооруженными очами фактам! Чтобы опровергнуть его фантастические построения, необходимы эксперименты.

На верхнем конце длинной вертикальной штанги перпендикулярно к ней укрепим зеркало. С другого конца штанги пустим вдоль нее по направлению к зеркалу луч лазера. Покуда штанга стоит перпендикулярно к земной поверхности (см. рисунок, участок 6), луч будет идти по прямой и, отразившись от зеркала, вернется в ту же точку, откуда был выпущен. Так будет и в привычном для нас мире и в мире Кифы Васильевича. Будем теперь наклонять штангу и при этом внимательно следить, что происходит с отраженным от зеркала лучом. В привычном для нас мире, где свет распространяется по прямым, испущенный и отраженный лучи по-прежнему сливались бы. В мире Кифы Васильевича они разошлись бы: испущенный луч, искривляясь все сильнее по мере наклона штанги, падал бы на зеркало уже не перпендикулярно и, отразившись, пошел бы по иной траектории. Расщепление луча можно было бы подтвердить смещением зайчика на подходящем экране.

Эксперимент, казалось бы, четкий и доказательный, но есть у него уязвимое место.

Вообразим в пространстве некоторую сферу (на схеме она изображена утолщенной окружностью). Каждой точке пространства поставим в соответствие другую точку так, чтобы обе лежали на одном радиальном луче, исходящем из центра сферы, и расстояния от них до центра сферы были обратно пропорциональны друг другу. Коэффициент пропорциональности возьмем равным квадрату радиуса сферы: тогда каждой ее точке будет соответствовать та же точка, и в итоге сфера останется на месте.

Так совершается преобразование инверсии. Прямые линии при этом превращаются в окружности (прямолинейными останутся лишь те, что проходят через центр сферы). На схеме соответствующие друг другу прямые и окружности изображены линиями одинакового рисунка. Прямые, пересекающиеся под некоторым углом, в результате инверсии переходят в окружности, пересекающиеся под тем же углом. Поэтому тело М, видное из точки В под указанным на схеме углом, перейдет в тело М', видно из точки В' под таким же углом (если предполагать, что свет внутри сферы распространяется по окружности).

Как во всяком честном научном споре, мы должны допустить вероятность того, что истина окажется на стороне нашего оппонента. Стало быть, описанный решающий эксперимент должен быть приспособлен и к такому исходу. Оказывается, чтобы зайчик смог заметно отразить расщепление луча, сдвинувшись хотя бы на миллиметр, штанга должна быть не маленькой, несколько десятков метров в длину. Всякий, кто соприкасался с техникой, усомнится в надежной жесткости такой штанги. А ведь если она изогнется, зайчик сместится, и наш эксперимент вместо того, чтобы опровергнуть теорию Кифы Васильевича, ненароком «сработает» ей на пользу. Возможен другой путь опровержения странной теории. Нетрудно сообразить, что в результате инверсии размеры небесных тел катастрофически сокращаются. Скажем, диаметр Луны, оцениваемый нами в три с половиной тысячи километров, в мире Кифы Васильевича равен... всего лишь двум километрам. На поверхности естественного спутника нашей планеты уже побывали и люди и автоматы. И если прав Кифа Васильевич, это обнаружилось бы тотчас: за считанные часы обход Луны совершили бы и луноход и космонавты. Впрочем, трактат Кифы Васильевича написан задолго до полетов на Луну и изобретения лазеров, так что вряд ли правомерно выкатывать против его легко порхающих мыслей артиллерию весьма мудреных доводов, беря на вооружение и лазер и луноход. Нельзя ли одолеть оппонента, применяя аргументы того же калибра, что и он, очевидные и бесхитростные?

...Отчего яблоко Ньютона упало на Землю? Оттого, что существует гравитация, что Земля притягивает весомые тела. А чем обусловлено то же явление по теории Кифы Васильевича внутри полой Земли?

Оказывается, тяготения здесь... просто не существует! И сейчас мы покажем это (см. рис., участок 7).

В каждой точке внутреннего мира сила тяжести, очевидно, складывается из гравитационных воздействий, исходящих от элементарных объемов вещества сферической оболочки. В достаточно тонком ее слое в противоположных направлениях от точки наблюдения с помощью двустороннего достаточно узкого конуса вырежем два небольших диска (на рисунке они покрыты горизонтальной штриховкой). Площади, а следовательно, и массы дисков прямо пропорциональны квадрату их расстояния от точки наблюдения. Но тот же квадрат расстояния стоит в знаменателе известной ньютоновской формулы тяготения! Значит, гравитационные воздействия от обоих элементарных дисков будут взаимно уничтожаться.

Отсюда уже недалеко до окончательного вывода: внутри полой Земля тяготение отсутствует.

Но все ж таки яблоки падают с яблонь, реки текут в океаны, а на помосте штангисты демонстрируют силу в единоборстве со все той же гравитацией. Кифа Васильевич не может не видеть этого. Надо думать, что он имеет на это свое объяснение, предполагая, например, что существуют силы отталкивания и источник этих сил есть центр мира.

Но что может являться носителем этих диковинных сил? Все физические тела притягиваются друг к другу, как показывает опыт. Спектрографы астрономов, заглядывающих все дальше в глубь Вселенной (что в системе Кифы Васильевича соответствует продвижению к центру мира), дают спектры, качественно не отличающиеся от земных. А следовательно, материя и там имеет все ту же природу и ее склонность к взаимному притяжению не заменяется отталкиванием. Можно, конечно, пойти На крайности, в борьбе с которыми создал свою теорию Кифа Васильевич: предположить, что центр мира наделен свойством отталкивать материальные тела. Однако невозможность такой ситуации понимал еще триста с лишним лет назад великий Кеплер. Вот что он писал в предисловии к своему трактату «Новая астрономия» 1609): «Математическая точка, пусть даже центральная точка мира, не может сдвинуть тяжелое тело и притянуть к себе (равно как и оттолкнуть. - Авт.) - ни под воздействием, ни сама по себе. Пусть физики докажут, что есть сила в точке, которая не телесна и определяется лишь относительно. Невозможно, чтобы камень стремился двигаться к математической точке или к центру мира независимо от тела, расположенного в этой точке. Пусть физики докажут, что в природе есть предметы, тяготеющие к тому, что есть ничто». Надо сказать, что Кифа Васильевич - далеко не первый, кого увлекла гипотеза «полой Земли». Читатель, вероятно, уже знаком с ней по фантастическому роману замечательного советского геолога В.А. Обручева «Плутония». Кто автор диковинной гипотезы, не известно.

По-видимому, возникла она еще в прошлом веке и с тех пор гуляет по свету. Кого только не было среди ее приверженцев!

Заманчивая с литературно-фантастической точки зрения, она, как показывает ее разбор, научной почвы под собой не имеет. Есть основания полагать, что архив Кифы Васильевича, которым располагает редакция, далеко не исчерпывает его творческого наследия. Возможно, кому-то из наших читателей попадется то или иное из его произведений. Просим присылать такие находки (от законченного трактата до записи в блокноте) в редакцию журнала - «Наука и жизнь». И в редакцию ТЧК - Ред.