Теория юмора. Часть #4. Humour Theory. Part #4.
На главную
Аннотация
К. Глинка. ТЕОРИЯ ЮМОРА.

4. Классификация комического.

Первые попытки классифицировать остроумие восходят к античной древности: они были предприняты Цицероном и Квинтилианом.

Цицерон опирался при этом на свой опыт публичного оратора. В трактате «Оратор» он разделил всё остроумие на два основных типа:

1. Смешное, проистекающее из самого содержания предмета.

2. Словесная форма остроумия, которая включает в себя:

✓абсурд;
✓двусмысленность;
✓неожиданные умозаключения;
✓каламбур;
✓аллегорию;
✓противоположность;
✓противоположность;
✓кажущуюся простоту;
✓карикатурное изображение;
✓сравнение (похожесть);
✓противоречие (противоположность);
✓несбывшееся ожидание;
✓уклончивость;
✓иронию;
✓метафоры;
✓передразнивание;
✓небылицы;
✓пословицы;
✓лёгкую насмешку;
✓неожиданность;
✓недооценку;
✓буквальное понимание слов;
✓необычное истолкование имён собственных.

Это – первая формальная классификация остроумия. Можно представить себе, с каким мастерством и, очевидно, практическими результатами, великий оратор пользовался этими приёмами.

Квинтилиан тоже рассматривал остроумие в связи с риторикой. Он более чётко, чем Цицерон, отделял остроумие от просто смешного. Он понимал, что человек смеётся не только над тем, что остроумно, но также над глупостью, трусостью, невоздержанностью и пр.

Все причины, вызывающие улыбку и смех, Квинтилиан разделил на 6 групп:

1. Изысканность (urbanitas).
2. Грациозность (venustum).
3. Пикантность (salsum).
4. Шутка (facetum).
5. Острота (jocus).
6. Добродушное подтрунивание (decacitas).

Александр Лук классифицировал известные ему приёмы остроумия следующим образом:

1. Ложное противопоставление.
2. Ложное усиление.
3. Доведение до абсурда:
    ✓преувеличение (гипербола);
    ✓преуменьшение или смягчение (эвфемизм).
4. Остроумие нелепости:
    ✓соединение двух логически несовместимых высказываний;
    ✓паралогический вывод.
5. Смешение стилей, или «совмещение планов»:
    ✓смешение речевых стилей;
    ✓перенос терминология;
    ✓несоответствие стиля и содержания;
    ✓несоответствие стиля речи и обстановки, где она произносится;
    ✓псевдоглубокомыслие.
6. Намёк, или точно наведенная цепь ассоциаций.
7. Двойное истолкование:
    ✓игра слов;
    ✓двусмысленность.
8. Ирония.
9. Обратное сравнение:
    ✓«чистое» обратное сравнение;
    ✓буквализация метафоры.
10. Сравнение по случайному или второстепенному признаку, перечисление разнородных предметов и явлений в «едином списке».
11. Повторение:
    ✓«чистое» повторение;
    ✓повторение с изменением грамматической конструкции;
    ✓повторение с изменением смысла.
12. Парадокс.

Виктор Раскин различает вербальные виды смешного следующим образом (список неполный):

1. Насмешка.
– Кто этот джентльмен, с которым я тебя видела вчера вечером?
– Это не джентльмен, это – сенатор.

2. Насмешка над собой.
Осуждённый, которого ведут на расстрел в понедельник: «Ни фига себе, неделька начинается».
3. Самоуничижительный юмор.
4. Загадка.
5. Игра слов.
– С чем, в первую очередь, сталкивается человек, впервые попавший в Нью-Йорк?
– С автомобилем.

Thomas C. Veatch в своей «A Theory of Humor» приводит следующий (также неполный) список видов смешного:

1. Доведение до абсурда.
2. Сатира.
3. Буквальное понимание метафор.
4. Ирония.
5. Двусмысленность.
6. Игра слов.
7. Противоречие.
8. Несовпадение.
9. Уход от опасности.
10. Обозначение превосходства.
11. Излишняя рациональность.
12. Отклонение от обычного.
13. Другие.

Мирослав Войнаровский разделяет смешное на следующие виды:

1. Аникс (термин, введённый Войнаровским).
2. Каламбур.
3. Гротеск.
4. Двусмысленность.
5. Перевертыш.
6. Ассоциации.
7. Передвигание.
8. Умолчание.
9. Повторение.
10. Сокращение.
11. Расшифровки.
12. Намек.
13. Недосказанность.
14. Эвфемизм.
15. Рифма (с намёком на непристойность).

Общей чертой вышеприведённых классификаций является то, что в них недостаточно чётко прослеживаются внутренние, коренные отличия. Они не претендуют на научность. Научная классификация видов юмора должна основываться не на перечислении видов смешного или приёмов комического, но на группировании этих приёмов или видов по общим для них существенным признакам. Чем более глубоко нам удастся проникнуть в суть смешного, тем логичнее и, как правило, проще будет такая классификация. В идеале, научная классификация состоит всего из двух разделов.
Одна из таких классификаций существует, и принадлежит она З. Фрейду, который различал шутки и комическое следующим образом:

Шутка изобретается, комическое случается.

Раскин также различал намеренный и ненамеренный юмор, что близко к определению Фрейда.
Автор данного исследования считает, что имеется более, чем достаточно, аргументов в пользу агрессивной природы юмора, той точки зрения, что юмор всегда является либо интеллектуальным оружием в борьбе за повышение социального статуса, либо подготовкой к интеллектуальной схватке, своего рода тренировкой, разминкой. Социальный статус измеряется не в абсолютных цифрах. Это – относительное положение человека относительно других индивидуумов. Повышение социального статуса может происходить только двумя путями: собственным возвышением или понижением статуса окружающих. Исходя из этого взгляда, универсальной классификацией смешного могла бы служить следующая:

1. Юмор унижения. Нас радует, нам смешно, когда кто-то попадает или поставлен в незавидное положение.
2. Юмор возвышения. Мы получаем удовольствие, когда возвышаемся в собственных глазах или над другими.
3. Смешанный юмор. Представляет собой комбинацию двух предыдущих.

Нетрудно видеть, что все три вида смешного могут быть использованы для продвижения по социальной лестнице, закрепления достигнутых позиций или для тренировки нашей способности состязаться с другими. Эта ментальная тренировка кажется безобидной и привела многих исследователей к заключению о существовании безобидных шуток, не причиняющих никому вреда. Подобным же образом могут казаться безобидными уроки фехтования, стрельбы или тренировки боксёра – всё зависит от точки зрения и реализации знаний, полученных на этих уроках.
Интересно, что агрессивный характер первых трёх из четырёх известных видов смешного: сатира, сарказм, ирония и юмор, не вызывает сомнений. И только по поводу юмора мнения расходятся. Многие считают, что существует безобидный юмор, не направленный на чьё-то унижение или возвышение. Постараемся показать, что существует иной взгляд на этот вид смешного.
Приведём несколько примеров.

ЮМОР УНИЖЕНИЯ.

Чистым случаем юмора унижения является насмешка над человеком, попавшим в неловкое положение или обладающего физическими недостатками. Например: Рыжий, рыжий, конопатый. Подобный юмор используется клоунами на арене. Белый клоун бьёт рыжего по голове, тот падает, обливается водой, попадает впросак. Комедия положений, в частности, фильмы немого кино, над которыми мы смеялись навзрыд, почти целиком состоят из подобного юмора. Но вот близкий пример:

По Невскому бежит собака,
За ней Буренин, тих и мил...
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он её не укусил!

В этой эпиграмме почти нет присущей юмору загадки, светящегося противоречия, разве что небольшое преувеличение, заключающееся в том, что случаи укуса собаки человеком маловероятны. Это – типичный пример унижающего юмора. Заметив, однако, что без этого небольшого противоречия эпиграмма была бы просто плоской и из категории юмора выпала бы.

ЮМОР ВОЗВЫШЕНИЯ.

Я говорить о вас бы мог
Экспромтом и не вдруг;
Большой театр без ваших ног
Буквально как без рук.
А. Иванов – Майе Плисецкой.

Казалось бы, где в этой эпиграмме можно найти агрессию? Она безусловно лестна для адресуемой. Но агрессия присутствует и здесь. Блестяще написанная эпиграмма возвышает одновременно и автора, и читателя, и великую балерину. Образ Майи Плисецкой возвышается изысканной лестью. Автор укрепляет свои позиции как лидера отечественной пародии и эпиграммы. Повышается, хотя и в меньшей степени, статус читателя. Всё это становится очевидным при лёгкой переделке текста. Уберём из него элемент юмора. Например, так:

Я говорить могу сейчас
Экспромтом и не вдруг;
Боюсь, Большой театр без вас
Буквально как без рук.

Смысл эпиграммы остался тот же, присутствует то же количество лести и восхищения. Но... исчезла игра слов «без ног – без рук» – и читатель чувствует себя буквально в дураках. Ему не над чем думать, нечего разгадывать. Отсутствует элемент умственной гимнастики. Автор автоматически попадает в разряд нудных рифмоплётов. И читатели не получают того импульса возвышения, самовосхищения, как от классической эпиграммы А. Иванова. Приведённая эпиграммы – чистый случай юмора возвышения. Он позволяет читателям, ощущать себя «на уровне», а иногда и выше уровня, если нам случится услышать эпиграмму в присутствии кого-нибудь, до кого она не дошла.
Другим чистым примером такого возвышающего остроумия может служить двустишие О. Мандельштама:

Ах, матовый ангел на льду голубом.
Ахматовой Анне пишу я в альбом.

СМЕШАННЫЙ ЮМОР

Евгений Евтушенко начал поэму «Братская ГЭС» с обращения к своим предшественникам, в частности, к Есенину:

Есенин, дай на счастье нежность мне...

А. Иванов назвал свою пародию «Панибратская ГЭС» и этого названия было бы уже достаточно. Пародию уже можно было бы и не писать. Но великий пародист одним названием не ограничился. Он обратился к Есенину со следующим четверостишием:

Есенин, дай на счастье руку мне.
Пожми мою. Дружить с тобой желаю.
Давай с тобой полаем при луне.
Ты помолчи. Я за двоих полаю.

В этой пародии автор поэмы не только зло и справедливо высмеивается, но начитанному читателю предоставляется возможность вспомнить есенинское «Собаке Качалова», что, безусловно, служит его (читателя) самовозвышению. Это – юмор смешанного вида, пародия многоплановая, здесь содержится и унижение (пародируемого) и возвышение (автора и читателя). К началу

Из wikipedia.org

Свободная энциклопедия

Здесь мы помещаем ссылки из русской Википедии на упомянутых в теории юмора К. Глинки великих людей.

Дмитрий Дмитриевич Минаев (1835 – 1889), русский поэт.

К тексту

Майя Михайловна Плисецкая (р. 1925), советская и российская артистка балета, хореограф, писатель, актриса, народная артистка СССР.

К тексту

Осип Эмильевич Мандельштам (1891 – 1938), русский поэт, переводчик и литературовед.

К тексту

Фото М. Наппельбаума (1922). Анна Андреевна Ахматова (1889 – 1966), русская поэтесса, писатель, литературовед, литературный критик, переводчик.

К тексту

Евгений Александрович Евтушенко (р. 1933), советский и российский поэт, прозаик, режиссер, сценарист, актёр.

К тексту

В 1961 г. (в других источниках – в 1965-м. – от изд.) Евгений Евтушенко пишет поэму «Братская ГЭС», благодаря которой поэт фактически снимает с себя клеймо «низкопоклонника перед западом».

К тексту

Сергей Александрович Есенин (1895 – 1925), русский поэт, один из самых популярных и известных русских поэтов ХХ века.

К тексту Истории с наукой

Галерея великих математиков

Архимед из Сиракуз (287 – 212 до н.э.)

Архимед – вершина научной мысли древнего мира. Последующие ученые - Герон Александрийский (I – II вв. до н. э.), Папп Александрийский (III в. н. э.) – мало что прибавили к наследию Архимеда.

Архимед родился в 287 году до нашей эры в греческом городе Сиракузы, где и прожил почти всю свою жизнь. Отцом его был Фидий, придворный астроном правителя города Гиерона. Учился Архимед в Александрии, где правители Египта Птолемеи собрали лучших греческих ученых и мыслителей, а также основали самую большую в мире библиотеку.

После учебы в Александрии Архимед вновь вернулся в Сиракузы и унаследовал должность своего отца.

Основные работы Архимеда касались различных практических приложений математики (геометрии), физики, гидростатики и механики. В сочинении "Параболы квадратуры" Архимед обосновал метод расчета площади параболического сегмента, причем сделал это за две тысячи лет до открытия интегрального исчисления. В труде "Об измерении круга" Архимед впервые вычислил число "пи" - отношение длины окружности к диаметру - и доказал, что оно одинаково для любого круга.

Математический метод Архимеда, связанный с математическими работами пифагорейцев и с завершившей их работой Эвклида, а также с открытиями современников Архимеда, подводил к познанию материального пространства, к познанию теоретической формы предметов, находящихся в этом пространстве, формы совершенной, геометрической формы, к которой предметы более или менее приближаются и законы которой необходимо знать, чтобы воздействовать на материальный мир.

Архимед изучал силы, которые двигают предметы или приводят в равновесие, изобретая новую отрасль математики, в которой материальные тела, приведенные к их геометрической форме, сохраняют в то же время свою тяжесть. Эта геометрия веса и есть рациональная механика, это статика, а также гидростатика, первый закон которой открыл Архимед (закон, носящий его имя), согласно которому на тело, погруженное в жидкость, действует сила, равная весу вытесненной им жидкости.

Знаменитое "Эврика!" было произнесено не в связи с открытием закона Архимеда, но по поводу закона удельного веса металлов – открытия, которое также принадлежит сиракузскому ученому. Согласно преданию, однажды к Архимеду обратился правитель Сиракуз. Он приказал проверить, соответствует ли вес золотой короны весу отпущенного на нее золота. Для этого Архимед сделал два слитка: один из золота, другой из серебра, каждый такого же веса, что и корона. Затем поочередно положил их в сосуд с водой, отметил, на сколько поднялся ее уровень. Опустив в сосуд корону, Архимед установил, что ее объем превышает объем слитка.

Архимед проверяет и создает теорию пяти механизмов, известных в его время и именуемых "простые механизмы". Это – рычаг (Дайте мне точку опоры, – говорил Архимед, – и я сдвину Землю), клин, блок, бесконечный винт и лебедка.. Изобретение бесконечного винта привело его к изобретению болта, сконструированного из винта и гайки.

В 212 году до нашей эры при обороне Сиракуз от римлян во время второй Пунической войны Архимед сконструировал несколько боевых машин, которые позволили горожанам отражать атаки превосходящих в силе римлян в течение почти трех лет. Одной из них стала система зеркал, с помощью которой египтяне смогли сжечь флот римлян. Архимед погиб во время осады Сиракуз: его убил римский воин в тот момент, когда ученый был поглощен поисками решения поставленной перед собой проблемы.

Завоевав Сиракузы, римляне так и не стали обладателями трудов Архимеда. Только через много веков они были обнаружены европейскими учеными.

Плутарх пишет, что Архимед умер в глубокой старости. На его могиле была установлена плита с изображением шара и цилиндра.